Перевести страницу

п. Малаховка, ул. Шоссейная, д.40с2.

 вторник - суббота, 11:00 - 17:00

г. Люберцы, ул. Звуковая, д.3

вторник - воскресенье, 11:00 - 18:00


100 лет Малаховскому детскому городку и Малаховской детской еврейской колонии имени III Интернационала

100 лет Малаховскому детскому городку

и Малаховской детской еврейской колонии имени III Интернационала

В суровые годы Гражданской войны в стране началась борьба с детской беспризорностью. На 1-м Всероссийском съезде учителей Московского уезда 21 апреля 1918 года с докладом о единой трудовой школе выступила Н. К. Крупская. Доклад о подготовке учителей прочла Н. Г. Левина, впоследствии – педагог в д/д № 12 в Малаховском д/городке.

Предпосылками организации Малаховского детского городка были с одной стороны – голод, гражданская война и бедственное положение детей, с другой – большое количество дач, пустующих после национализации. 13 августа 1919 года на заседании Президиума Мосгубисполкома решено создать систему детских домов в пос. Малаховка. В Детгородке воспитывались в разные годы до 850 детей в возрасте от 8 до 18 лет.

Всей жизнью Городка руководило Управление во главе с директором Городка, завучем, старшим пионервожатым, начальником административно-хозяйственной части и бухгалтерией. В каждом детдоме имелись: заведующий домом, 2 – 3 воспитателя, пионервожатый, повар, техничка и ночная няня. По одним данным, первоначально было создано всего 7 домов, разбросанных на площади 1,5 версты. Из них 5 приспособлены для жизни в зимнее время, а 2 – не приспособлены. По другим данным, в 1920 году было только 2 детских дома, в 1923 – 1924 году открыты детдома № 3, 4 и 5, в 1925 – 26 году дополнительно открыты детдома № 6, 7, 8, 9 и 10. В МДГ попадали круглые сироты, дети родителей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а также дети репрессированных. Часто дети поступали из удельнинского «Муравейника», детдома, где жили дошкольники. Первые воспитательницы не имели педагогического образования – это были «делегатки, женщины в красных платочках, приставленные к воспитанию детей».

Воспитатели и воспитанники сполна испытали на себе тяготы двадцатых годов. Обратимся к архивным документам: на 23 июня 1920 года: имелся скот, шла подготовка картонажной мастерской. 22 декабря 1920 года в протоколе заседания Совета 1-го Малаховского детдома отмечались трудности с продуктами питания. 1 сентября 1920 года – заседание 2-го Малаховского детдома, обсуждались острые проблемы: плохо с питанием, нет ни одежды, ни обуви, ни учебных пособий. В январе 1922 года лишь 25% детей спали на кроватях; кадров не хватало, продуктов не было. На 15 декабря 1926 года по Городку 822 воспитанника; зав. детгородком – Н. Г. Черепанов. Штат Малаховского д/городка в 1925/26 году – 127 человек на 621 ребёнка. С 1928 или 1929 по 1937 год директор – Курочкин (около 1898 г.р., член партии с 1921 года, образование низшее). До него за 9 лет сменилось не менее 9 директоров. Только один раз, 4 апреля 1927 года, рассматривался вопрос о дисциплине среди воспитанников: очевидно, в этом не было постоянной необходимости.

В тридцатые годы, укрепив материальную базу, Малаховский детский городок продолжал работу. Директор Иван Матвеевич Курочкин начал осуществлять длительные оздоровительные поездки на юг с 1930 года. 16 июня 1931 года: МОНО обследовал 56 детдомов, в удовлетворительном состоянии 15, в том числе Еврейская трудовая колония в Малаховке и МДГ. Выделили МДГ и по уровню детского самоуправления, и по числу комсомольцев и пионеров. 31 октября 1933 года в Малаховке создано кустовое учебно-методическое объединение. На 15 декабря 1935 года в Малаховском детском городке воспитывалось 840 детей. Ребята старше 14 лет выводились из д/домов на производство. Постановление Моск. Обл. Исполнит. Комитета Советов РК и КД от 28 июня 1939 года: «По итогам учебно-воспитательной работы в 1938/39 учебном году занести в областную Книгу Почёта и премировать директора Малаховского детгородка Халдееву А. Н. и инструктора по труду Миляшкевича Е. Н.» В 1934 году МДГ посетили Н. К. Крупская и А. В. Луначарский.

Воспитанники МДГ посещали школы Малаховки, как и все местные дети, в детдомах же проходило всё остальное их время. Детский городок существовал не только на средства, получаемые им от МОНО, но также на доход от мастерских, существовавших в городке с 1935 – 1936 годов до начала войны. Воспитанники обучались в мастерских различным ремёслам. Досугу и развитию детей уделялось в МДГ очень много внимания. 8 июня 1929 ЦК ВЛКСМ был созван первый Всесоюзный слёт пионеров, на котором пионерскую организацию МДГ представляли 10 пионеров с выступлением по лёгкой атлетике. 24 августа 1933 года состоялся Всесоюзный парад юных пионеров на Красной площади; на нём воспитанники МДГ, одетые в военную форму, образовали круг солнца, 16 лучей (тогда было 16 союзных республик) отходили по сторонам, и за каждым лучом строилась колонна воспитанников, приехавших на парад от каждой из них. 14 апреля 1935 года – отмечается хорошая постановка художественной самодеятельности в МДГ. Был создан большой ансамбль пионерской песни и пляски, в котором участвовали певцы, плясуны, музыканты и чтецы (в 1939 году в нём было 350 человек). Был даже свой кукольный театр. Кружок авиамоделистов торжественно отмечал День авиации, к которому регулярно делал монгольфьер и запускал его. «Мы умели делать всё. И это пригодилось теперь», – подытожила свои воспоминания о годах, проведённых в МДГ, Варвара Сергеевна Покатаева, медицинская сестра, ветеран ВОВ. Старшая пионервожатая Городка Лидия Тархановская, парторг и активная общественница, была награждена грамотой ЦК ВЛКСМ.

В 1935 – 1936 годах старшие воспитанники работали на строительстве Детской железной дороги в Кратово. Ребята также сажали лес между Малаховкой и Красково.

Жизнь воспитанников была налаженной, благополучной и интересной, и весть о начале Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года прозвучала как гром среди ясного неба. Началась нелёгкая работа по строительству бомбоубежища. Неприятель тем временем подходил всё ближе к Москве, 17 октября пришёл приказ МособлОНО об эвакуации детей и воспитателей в двухдневный срок, а 19 октября выехали все дети МДГ, т.е. 840 человек. В эвакуацию уезжали, слившись в одну организацию, МДГ, Ухтомский детдом и Подольский детдом. Руководила эвакуацией директор МДГ А. Н. Халдеева. Спустя 1 месяц и 19 дней мучительной дороги пришло сообщение, что ехать нужно в Казахстан, где воспитателей и детей ждали тяжёлые бытовые условия и неприятие со стороны местного населения. Тем не менее, сумев освоиться на новом месте, после войны большинство эвакуированных осели в Казахстане. (А. Н. Халдеева, вернувшись в Малаховку, создала в посёлке Ухтомский детгородок, он состоял из трёх домов.)

Тем временем покинутые дачи МДГ в Малаховке не пустовали. На место уехавших пришли новые воспитанники. 15 ноября 1941 года МДГ реорганизован, сюда стали привозить детей, подбираемых с фронта за время военных сражений, а также из освобождаемых от оккупантов районов Московской области. Принято 814 детей. Директором назначен Михаил Кондратьевич Гумен. В те годы дети и взрослые всячески старались обходиться своими ресурсами, чтобы сэкономить казённые средства на благо страны. Посильный труд воспитанников включал в себя сбор лекарственных трав (154 кг за 1941/42 год), грибов (3120 кг), выращено более 12 тонн овощей. Собирали сосновые шишки и кору, чтобы сэкономить на топливе. В отчёте за 1942 год читаем, что воспитанники обязались подготовить подарки бойцам Красной армии к 25-летию Октября, а также оборудовали овощехранилище.

После войны поступление детей в детские дома неуклонно сокращалось. В конце 40-х – первой половине 1950-х детский дом в посёлке Малаховка располагался на двух территориях: на Пионерской и Рельсовой улицах, воспитанников было примерно 90 человек. Досуг дети посвящали играм, среди которых были казаки-разбойники, круговая лапта, штандарт, прыгалки, шахматы, фантики, классики, игры с мячом, футбол. На высоком уровне был спорт: дети занимались гимнастикой, проводились летняя и зимняя спартакиады. Организовывались походы в Лукьяновский лес, на Пехорку, в совхоз «Поля орошения». Шефами МДГ «красавцы морячки» из Северного морского и речного флота. В 1952 году шефы подарили детям телевизор с линзой.

Некоторые дети покидали детдом, обретая приёмных родителей: пример тому – история бортмеханика, испытателя вертолётов Николая Дресвянина, усыновлённого семьёй завхоза в МДГ. Те же, кто прожил в детдоме до положенного возраста, при выпуске получали небольшую сумму денег и комплект одежды.Бывшие воспитанники МДГ нередко работали в Мособлэлектро, на Малаховском экспериментальном заводе (МЭЗ). Нередко воспитанники МДГ заканчивали художественное училище и работали потом в Гусь-Хрустальном.

«Иногда перед сном мы с девочками представляли себе взрослую жизнь. Я говорила, что буду работать на колбасной фабрике, никогда не будет сада-огорода, и всех своих детей отдам в детский дом! Было бы плохо – я бы так не говорила» – воспоминала бывшая воспитанница МДГ Раиса Игнатьевна Благочинова (р. 1940).

Последний детский дом МДГ был закрыт в 1966 году.

Остаётся добавить, что некоторые сотрудники МДГ (инструктор по труду Е. М. Зенина, внештатный воспитатель Д. А. Потёмкина) впоследствии вошли в число первых собирателей Малаховского музея. Благодаря Д. А. Потёмкиной и Н. М. Пожидаевой собран большой объём информации о становлении и развитии МДГ, об эвакуации, о коллективе, воспитанниках и различных сторонах их жизни.

 

Малаховская детская еврейская колония возникла, как и МДГ, в 1919 году, на базе пяти небольших детских домов, организованных в 1912 году московской еврейской общиной. Народным комиссариатом образования был направлен в Малаховку коммунист Борух Шварцман в качестве зав. колонией. Он имел стаж 30 лет, беспартийный, из кустарей, образование высшее. Шварцман работал педагогом с 1912 года. Организовывал школы для еврейских детей на Украине, часто нелегально. Сейчас же он решил, что «под крылом Советской власти можно заняться настоящей педагогической работой…», и был полон решимости воспитать детей, которые, «спасаясь, слетелись в Москву со всех уголков России».

Первоначально колония размещалась на трёх дачах: две из них находились на улице Центральной, одна – у станции. В первый период шла работа по организации детей, созданию примитивного домашнего хозяйства. Первую зиму – 1919/1920 года – встречали в очень тяжёлых условиях, но помог местный Совет. Колония получила участок земли под огород и сформировалась как школа с сельскохозяйственным уклоном. В летний период огород становился центром жизни. Всю повседневную хозяйственную работу выполняли сами дети. Во главе стоял Совет колонии – высший федеративный законодательный орган, состоявший из воспитателей и воспитанников (по три человека от каждого детдома). Так называемый «Централ» заведовал хозяйственными вопросами. В каждом коллективе был свой Домовый совет. Стиль жизни еврейской колонии составляли: самоуправление, активная трудовая деятельность и товарищеская обстановка. Всего этого удалось добиться лишь за год!Летом 1920 года в Москве собрались на первый съезд деятели еврейской культуры, и на съезде выступил с докладом Шварцман. По рассказу Меира Полонского, после доклада Шварцмана съезд постановил прервать заседание и в полном составе выехал в Малаховку, чтобы на месте ознакомиться с колонией. Малаховская колония стала местом массовых посещений. На 26 февраля 1921 года в Еврейской колонии № 34 было 100 детей и 24 сотрудника. Сентябрь 1922: воспитанников было 120 человек разного возраста.

Дети воспитывались в духе творчества и сохранения традиций национальной культуры. Музыке учил детей Юлий Энгель, известный композитор, музыковед, собиратель еврейских народных песен. Рисование преподавал Марк Шагал, оставивший в своей книге «Моя жизнь» воспоминания о годах, проведённых в Малаховке: «Наркомпрос предложил мне работу в колонии “III Интернационала”. Там жили несчастные дети, сироты. Всех их недавно подобрали на улицах – забитые, напуганные погромами, ослеплённые сверканием ножей, которыми резали их родителей, оглушённые грохотом разбиваемых стёкол, свистом пуль, предсмертными воплями и мольбами их папы и мамы. У них на глазах выдирали бороду отцу, насиловали сестру, потом вспарывали ей живот. Вот они – эти дети. Они вели хозяйство, готовили пищу, выпекали хлеб, пилили и рубили дрова, сами шили, стирали и штопали свою жалкую одежонку. Подражая взрослым, они сидели на совещаниях, критиковали друг друга и своих педагогов, вставали и, счастливо улыбаясь, пели “Интернационал”, но глаза их не улыбались. Я учил их живописи. Я их любил. Они с такой жадностью набрасывались на краски – как зверь на мясо. Одетые кое-как и во что попало, многие босиком, они приветствовали меня, стараясь перекричать один другого: “Здрасте, товарищ Шагал!” Помню мальчика, жил он в каком-то непрестанном бреду творчества: сочинял музыку, слагал стихи, рисовал. Помню другого, тот хладнокровно, как инженер, конструировал свои картины. Иные предпочитали абстракцию и сближались, сами, конечно, того не ведая, с живописью Чимабуэ, с мозаикой соборного витража. Где вы сегодня, дорогие мои?» Художественная самодеятельность украшала любое событие в колонии. Силами ребят возникли столярная мастерская, переплётная, фотолаборатория, радиоузел и оркестр. Дети сами и пекли хлеб, и писали пьесы. Значительную роль играла стенгазета «Красные черти». На поездку в Крым дети заработали сами: изготовили мебель и продали, кололи дрова, чистили снег и т.д. В Крыму они познакомились с еврейскими детскими колониями, которые действовали в то время.В начале 1923 года 20 детей из колонии стали пионерами, а 21 января 1924 года в день смерти В. И. Ленина – все. Еврейское бюро ЦК ВЛКСМ оценило заслуги пионерского отряда и к 10-й годовщине Октябрьской революции решило назвать Малаховскую детскую колонию – Образцовым домом пионеров имени М. А. Калинина. В 1925 году обменялись делегациями с детским домом в Сухуми.С 1923 года Шварцман работал учителем в Белоруссии, т. к. Тройка его не утвердила заведующим колонией, но сама колония продолжала работать в том же духе.

В 1930-е годы руководителем был Пётр Ильич Шпитальник – незаурядная личность и авторитетный педагог. Рисование детям преподавал Исаак Ефимович Малик, переехавший в Малаховку из Одессы, где до революции был членом «Товарищества южнорусских художников» (ТЮРХ), их часто называли «одесские парижане» за любовь к французским импрессионистам. Писатель Самуил Миримский (Полетаев), бывший воспитанник колонии, вспоминал: «Наша коммуна, довольно известная в тридцатые годы, управлялась по законам демократической республики, в ней было своё самоуправление – командиры, звеньевые, разные комиссии, отвечавшие и за производство, и за спорт, и за отдых, и за всё, что угодно».

С 1930 года сотрудничали с Люберецким заводом сельскохозяйственных машин.

Еврейская колония сделала 11 выпусков. В течение всех этих лет Наркомпрос использовал колонию как базу для подготовки педагогов.

Из отзывов иностранных гостей:


  • Крестьянин из Аргентины: «Воспитать детей в свободном духе – значит создать здоровую базу для лучшего мирового порядка. Малаховская колония может служить образцом».
  • Учитель из Риги: «Колония создаёт радостное, бодрое состояние и ясный взгляд на мир. В такой среде должны вырасти знатные, известные люди, строители нового мира. Это посещение у меня останется как светлое воспоминание о пребывании в СССР».
  • Рабочий из Польши: «Как в сказке! В капиталистической стране такое может только сниться, а здесь я вижу собственными глазами светлую советскую реальность. Здесь, в малаховской детской среде, становишься моложе, свежее, становишься здоровым».
  • Курсанты из Харькова: «Мы ожидали от образцовой колонии безусловного внешнего блеска. Излишней красоты мы здесь не встретили. Вместо этого нашли здесь безусловную чистоту, ясность, рабочее настроение».
  • Рабочая экскурсия с «Парижской коммуны»: «Наше мнение о ребятах очень высокое. Здесь видна образованная молодёжь, которая безусловно будет хорошей сменой».


Малаховская детская еврейская колония была закрыта в конце 1930-х. Дачи, где она располагалась, не сохранились.

Нет комментариев Добавить комментарий